Научно-практический журнал
[О компании] Издательство 'Цитокины и воспаление' - Журнал 'Цитокины и Воспаление'

197376, Санкт-Петербург, ул. Акад. Павлова, д. 12,
Институт экспериментальной медицины РАМН
Тел.: (812) 543 52 14, +7 921 984 11 30, +7 921 909 55 49
Факс: (812) 543 52 14
E-mail:
Web: www.cytokines.ru


  


2016 год
1 номер

О Журнале

Текущий год
Архив

Рубрики
Подписка

NEW Книжная полка
NEW Стол заказов

Карта сайта
Правила для авторов

Поиск

Контакты
Наши партнеры:

Русский языкEnglish language
Карта сайта Написать письмо, наши координаты

Содержание | Следующая статья | Предыдущая статья

Журнал 'Цитокины и воспаление', 2010, № 4

Заказать этот номер

Заказать эту статью в PDF

Юбилейные даты

Номер 4'2010

Сергей Иванович Метальников (1870–1946) (к 140-летию со дня рождения)

Т.И. Ульянкина

Метальников Сергей Иванович (родился 23.04. (05.05 по старому стилю) 1870 г. в с. Кротково Сенгилеевского уезда Симбирской губернии (ныне Сенгилеевского района Ульяновской области); умер 17 (27) сентября 1946 г., в Сен-Женевьев-де-Буа, под Парижем) — выдающийся ученый-биолог, протозоолог, иммунолог, микробиолог, один из основоположников психонейроиммунологии; профессор Биологической лаборатории П.Ф. Лесгафта и Высших женских курсов в Санкт-Петербурге, впоследствии — Пастеровского института в Париже. Православный. Титулярный советник. Масон. Родился в семье отставного майора, потомственного дворянина, мирового судьи — Метальникова Ивана Михайловича. Мать — Екатерина Ивановна (урожденная Фатеева; во втором браке — Е.И. Винер). В семье Метальниковых было пятеро детей: Дмитрий, Вера[1], Михаил и близнецы Сергей и Николай[2]. После смерти мужа Екатерина Ивановна с детьми переехала в Казань, поскольку старших детей нужно было отдавать в школу. Здесь она познакомилась с военным ученым, генералом артиллерии Борисом Ивановичем Виннером (Винером). Их дружба закончилась свадьбой и, как пишет в своих неопубликованных «Воспоминаниях» Б. Дмитриев, Борис Виннер «получил в приданное четырех пасынков и одну падчерицу, и в управление 300 га детской земли, находящейся в пожизненном владении жены». По-видимому, во многом благодаря Виннеру, которого по делам службы перевели в Петербург, семья Метальниковых (предположительно, в 1887 г.) переехала в столицу и поселилась в большом собственном четырехэтажном доме на углу Пантелеймоновской улицы и Соляного переулка (сейчас — ул. Пестеля, д. 4/16). Кроме того, семья владела большим имением «Артек» на склоне горы Аю-Даг в Крыму[3]. Выйдя через несколько лет в отставку, Виннер построил между столицей и Шлиссельбургом пороховой завод «Б.В. Винер». Жена — Ольга Владимировна Метальникова (урожденная Дмитриева) (1876 — 14 января 1952 г., Сен-Женевьев-де-Буа) — дочь Ялтинского врача, ученица гимназии Стюниной. С.И. Метальников познакомился со своей будущей женой во время одной из экскурсий в горы Кавказа. Они обвенчались в январе 1896 г. в Ялте[4]. Дети: Анна (в замужестве — Щупинская) (1898–1964, Сен-Женевьев-де-Буа, под Парижем); Екатерина (1902–?); Сергей (1906–18.02.1981).

В 1890 г., после окончания Ларинской гимназии в Петербурге, С. И. Метальников поступил на естественнонаучное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Там же, в качестве вольнослушателя, два года (1891–1892) учился его брат Николай. В качестве зоолога С.И. Метальников специализировался в зоотомическом кабинете у профессора Н.П. Вагнера (1829–1907), а с осени 1894 г. — у В. Т. Шевякова (1859–1930)[5]. Свои первые научные работы С.И. Метальников выполнил еще в студенческие годы под руководством академика А.О. Ковалевского (1840–1901), возглавлявшего в 1891–1894 г. анатомо-гистологический кабинет университета[6]. В 1896 г. Метальников опубликовал две статьи, посвященные описанию выделительных органов у насекомых[7]. Кроме того, большое влияние на С.И. Метальникова оказывали лекции и практические занятия по анатомии Петра Францевича Лесгафта (1837–1909) — выдающегося анатома и педагога, автора научной системы физического воспитания, который в должности приват-доцента преподавал в университете анатомию[8]. Попав под обаяние научно-философского мировоззрения П.Ф. Лесгафта,[9] С. И. Метальников, еще студентом, начал работать сотрудником его Зоологической лаборатории, а позже стал преподавать зоологию на Высших научных курсах, руководимых П.Ф. Лесгафтом. В январе 1895 г. Метальников был исключен из университета за участие в подаче петиции на Высочайшее имя об изменении университетского устава[10]. В течение года ему было запрещено жить в столице, столичных губернских и университетских городах. Тем не менее, в августе 1895 г. его восстановили (чему предшествовало его прошение с просьбой о восстановлении)[11]. Из-за этого инцидента Метальников окончил университет на год позже, в 1896 г.

В студенческие годы С.И. Метальникова интересовали новые философские течения (в частности, панпсихизм) и на этой почве близко подружился с одним из однокурсников по естественно-научному отделению — Н.О. Лосским[12]. Со слов Лосского, «он (Метальников) предложил устраивать у него на дому собрания небольшого кружка студентов для обсуждения философских вопросов. В кружке принимали участие главным образом Алексеев[13], Метальников, я, Юревич, двоюродный брат Метальникова В.М. Фатьянов, студент - медик, прекрасно игравший на скрипке, натуралист К. Н. Акерман, иногда брат Сергея Ивановича — Николай Иванович и иногда В.А. Макиевский»[14]. И далее: «В семье Метальникова нас принимали радушно. Мать его, Екатерина Ивановна, души не чаяла в своем сыне и всех друзей его встречала как родных. Отчим его, почтенный старый генерал Б.И. Виннер, основатель и владелец порохового, а потом также и динамитного завода, был очень занят делами; поэтому мы редко видели его, но всегда встречали с его стороны добродушное внимание. Дела завода шли блестяще. Поэтому у Виннеров были большие средства. Они жили в прекрасном доме на Пантелеймоновской улице. В Крыму у них было чудное имение Артек у подножия Медведь-горы, рядом с другим Артеком, богатого купца Первухина. Гостеприимные Сергей Иванович и его мать пригласили нас приехать к ним летом в Крым. Кажется в 1894 г. Юревич, Акерман и я провели у них во время каникул недель шесть»[15]

После окончания университета М.И. Метальников работал у акад. А.О. Ковалевского в Особой зоологической лаборатории – первом отечественном центре исследований в области экспериментальной зоологии и биологии[16]. В 1897 г. он стажировался в Гейдельбергском университете у протозоолога проф. О. Бючли (1848–1920), где занимался простейшими; посещал Неаполитанскую зоологическую станцию (октябрь 1897–январь 1898 и ноябрь 1898–апрель1899), где изучал внутриклеточное пищеварение у морских ежей, аскарид, инфузорий; исследовал фагоцитарные органы и состав крови у червя Sipunculus nudus[17]. Затем он прошел стажировку в Институте Пастера в Париже. Встреча с И.И. Мечниковым[18] предопределила огромный интерес Метальникова к новому научному направлению — клеточной иммунологии, основоположником которой был Мечников. В 1900–1902 г. под руководством И.И. Мечникова С.И. Метальников вместе с группой других русских исследователей (А.М. Безредка, В.К. Линдеман, Е.С. Лондон, Л.А. Тарасевич и др.) участвовал в изучении явлений так называемого цитотоксического иммунитета. В 1900 г., инъецируя сперматозоиды морских свинок кроликам, Метальников смог получить активную (иммунную) сперматотоксическую сыворотку, которая при введении ее той же морской свинке, вызвала атрофию ее тестикул[19]. Эксперимент, проведенный ученым, стал в какой-то мере историческим для зарождающейся иммунологии. Он помог расшифровать механизм образования некоторых форм мужской стерильности и продемонстрировал аутоиммунную природу происхождения патологии, вызванной участием собственных антител (аутоантител)[20]. В 1902 г. С.И. Метальников вместе в А. А. Кулябко получили «кардиотоксические антитела»[21]. Перу Метальникова принадлежит замечательный обзор результатов исследований, проводимых в лаборатории И.И. Мечникова в Пастеровском институте по цитотоксическим сывороткам[22]. Со своей стороны Мечников всячески поддерживал эволюционные (сравнительные) исследования Метальникова по фагоцитозу у низших животных. Мечниковская идея о том, что иммунитет к туберкулезу у личинки пчелиной моли (Galleria mellonella), возможно обусловлен способностью насекомого каким-то образом переваривать воскообразные оболочки туберкулезных бацилл, вскоре легла в основу большого цикла исследований Сергея Ивановича по фагоцитозу у насекомых[23]. Он экспериментально показал, что туберкулезные бациллы, введенные в организм личинки пчелиной моли, заглатываются ее фагоцитами и гигантскими клетками и быстро разрушаются с помощью фермента – липазы. На основе полученных данных, Метальников сделал важный методологический вывод о том, что любые способы, повышающие активность липазы в организме, в частности, с помощью принудительного откармливания заболевших животных, могут стать эффективным средством борьбы с туберкулезом. Эксперименты Метальникова стали серьезной заявкой на разработку эффективного биологического метода борьбы с туберкулезом.

В 1900 г. Метальников был избран членом Совета Петербургской Биологической лаборатории П.Ф. Лесгафта. В 1900–1902 г. в качестве стажера Метальников работал в Институте экспериментальной медицины в Санкт-Петербурге. Здесь он проводил исследования в Химической лаборатории М.В. Ненцкого (1847–1901) и Н.О. Зибер-Шумовой[24]. В 1901 г. он был приглашен академиком А.О. Ковалевским на должность штатного лаборанта в Особую зоологическую лабораторию Императорской академии наук (ОЗЛ), созданную при Петербургском университете (1901–1910). На этой должности Метальников принял участие в нескольких экспедициях по сбору зоологических коллекций на берегах Адриатического, Средиземного, Черного и Красного морей. На Русской зоологической станции в Вилла-Франке (Франция) А.О. Ковалевский познакомил его с морской фауной. В 1905 г. Метальников сдал магистерские экзамены и в 1906 г., вместе с К.Н. Давыдовым уехал на Красное море. В 1907 г., как сотрудник Петербургской академии наук, он принял участие в работе Международного зоологического конгресса в Бостоне (США). В 1907–1908 г. Метальников работал в лаборатории И.И. Мечникова в Пастеровском институте; но в 1908 г. вернулся из Парижа в Россию, чтобы защитить магистерскую диссертацию: «Экспериментальные исследования над пчелиной молью (Galleria mellonella)». В 1911 г. Метальникова избрали профессором зоологии на Высших женских (Бестужевских) курсах. В 1909 г. (после смерти П.Ф. Лесгафта) он возглавил биологическую лабораторию П.Ф. Лесгафта. Здесь он развернул иммунологические исследования и в 1910–1917 г. подготовил к публикации целую серию статей по сравнительному исследованию клеточного иммунитета (фагоцитоза) у беспозвоночных животных и, в частности, насекомых. Они были опубликованы в «Известиях СПб Биологической лаборатории» (после 1917 г. — «Известия Института им. П.Ф. Лесгафта»), «Архиве биологических наук», журнале «Природа», редактором которого Метальников был с момента его основания в 1915 г., и др. Он проводил исследования по физиологии пищеварения у инфузорий (1897–1911); изучал вопрос о бессмертии простейших (1911–1916)[25]. Позже «генеалогическую» связь ученого с И.И. Мечниковым можно было проследить по его серьезной увлеченности такими сложными междисциплинарными проблемами как биологическое бессмертие, биологические механизмы старения, вопросы омоложения, долголетия и др. Ему же принадлежит некролог, написанный после смерти учителя в 1916 г.[26]

Еще с 1908 г. С.И. Метальников стал проводить эксперимент по бессмертию непрерывно делящихся клеток инфузории. Из биологической лаборатории в Царском Селе (1910) его эксперимент был перенесен в Крым (1918), а затем в Париж (1919). В общей сложности деление инфузории продолжалось более 20 лет, т. е. жизнь этого одноклеточного организма не прерывалась ни на минуту — она была бессмертна[27]. На основе этого эксперимента Метальников сделал вывод о том, что старение, болезнь и смерть не запрограммированы, а вызваны случайными внешними причинами. Метальников обратил внимание на противоречивость высказываний некоторых ученых по поводу роли полового процесса в живом организме. Так, по мнению известного французского зоолога Мопá (Maupas) конъюгация и половой процесс «спасают» живую клетку от старости и смерти. Без полового процесса (конъюгации) клетка не может делиться и размножаться бесконечно. Через определенное число поколений ее жизненная энергия истощается, клетка как бы изнашивается, старится, и, в конце концов, умирает. И вот в этот момент, якобы, необходим половой процесс, который как бы омолаживает состарившуюся клетку, дает ей новый запас сил и энергии. Метальников привел множество примеров, когда некоторые растения и низшие беспозвоночные животные (кишечнополостные) могут обходиться без полового процесса, размножаясь вегетативно бесполым путем (т. е. при помощи своих соматических клеток): отводками, почкованием и пр.

В 1911–1917 г. С.И. Метальников — редактор «Известий Санкт-Петербургской биологической лаборатории», с 1912 г. — главный секретарь Санкт-Петербургского биологического общества, с 1915 г. — редактор отдела журнала «Природа». Во многом под влиянием идей И.П. Павлова, С.И. Метальников впервые приходит к идее объединения деятельности высшей нервной системы (и ее условно-рефлекторных механизмов) и механизмов иммунной защиты. Однако первая его статья на эту тему «Рефлекс как творческий акт», опубликованная в 1915 г. в «Известиях Императорской академии наук»[28], подверглась резкой критике со стороны мэтра отечественного естествознания К.А. Тимирязева, который назвал ее «невежественным пасквилем» на все то физиологическое направление, которое, благодаря Сеченову и Павлову, составляет гордость и силу русской науки»[29]. Марксист Тимирязев не мог простить Метальникову выражений и терминов, заимствованных в знаменитом философском трактате Бергсона «Творческая эволюция» («L' Evolution creatrice»), и того, что автор рассматривал рефлекс как творческий акт в эволюции. По Метальникову, иммунные реакции «вставлены» в эволюционный процесс; это — приобретенные реакции, наследственно закрепленные в эволюции. Безграничное разнообразие вариаций иммунных феноменов, связанных с индивидуальностью конкретной особи, обусловливают трудности их контроля в эксперименте. Это объективное обстоятельство в глазах оппонентов Метальникова должно подорвать доверие к научному эксперименту в иммунологии как таковому. Тимирязев всячески препятствовал публикации работ ученого, в том числе, и в журнале «Летописи» в 1916 г., что явствует из его переписки с М. Горьким[30]. С новой силой негативное отношение К.А. Тимирязева к работам С.И. Метальникова возобновилось после революции 1917 г. (см. работу К.А. Тимирязева «Наука и демократия»[31]), когда началась борьба с витализмом, менделизмом и мракобесием в биологии, возглавляемая К.А. Тимирязевым. И, возможно, это обстоятельство сыграло не последнюю роль в эмиграции ученого.

В 1917–1918 г. С.И. Метальников принял участие в организации Таврического университета в Симферополе; известно, что в этом учебном году он читал в университете курс биологии[32]. В 1919 г. он с семьей был вынужден покинуть Россию, перебравшись в Константинополь, потом на о. Мальта (по другим данным, в г. Варну), затем — в Париж. Здесь директор Института Пастера Эмиль Ру предложил С.И. Метальникову пост руководителя одной из лабораторий института в Гарше, под Парижем, выразив тем самым жест огромного уважения к его научным заслугам. По данным историка Ю.И. Сухарева, Метальников стал профессором института[33]. Там же, в Пастеровском институте в Париже временно работал его брат Николай Иванович, а также дети С.И. Метальникова: Екатерина и Сергей. Позже Метальников возглавил лабораторию по изучению иммунитета Пастеровского института, приняв эстафету от своих знаменитых соотечественников: А.М. Безредки и И.И. Мечникова. В 1927 г. Метальниковы приобрели участок земли недалеко от Тулона, на Средиземноморском побережье и выстроили там дом, где пережили вторую мировую войну.

Во Франции С.И. Метальников принимал самое активное участие в общественной жизни русских эмигрантских организаций. Он возглавлял Ассоциацию русских ученых Пастеровского института в Париже. В 1921 г. на Первом съезде Русских академических организаций в Праге он представлял Русскую академическую группу из Франции; тогда же был избран председателем Комиссии по вопросам о положении науки и ученых в России. Член Франко-Русского комитета (1920), член-корреспондент Научно-исследовательского объединения при Русском Свободном университете в Праге, член ОРЭСО (1921–1934), член Комитета Лиги борьбы с антисемитизмом в России (1923). Будучи директором Высших педагогических курсов в Париже, Метальников читал на них курс «Общая биология» (1921). С 1922 г. он регулярно выступал с докладами в Обществе русских химиков, Обществе русских врачей им. И.И. Мечникова, Русской академической группе в Париже, Научно-философском обществе, Союзе врачей при Русском студенческом христианском движении (РСХД), масонских организациях Парижа («Наука и мораль», «Бессмертие и эволюция смерти», «Материализм и мировая катастрофа»), французских лицеях. Метальников был также членом-учредителем Общества помощи русским сердечным больным (1931); членом бюро Комитета помощи русским писателям и ученым; членом Юбилейного комитета по организации чествования профессора Н.А. Агафонова (1939).

С.И. Метальников входил в Правление попечительского совета Комитета по поддержанию Русской биологической станции в Вилла-Франке (Франция). Вместе с другими русскими учеными-эмигрантами он добился субсидий от Чешского правительства на поддержку работы этой станции.

Одной из наиболее «продуктивных» научных тем в парижский период жизни С.И. Метальникова стало изучение роли нервной системы в иммунитете у беспозвоночных животных (главным образом, насекомых). Его работы в этой области считаются классическими. Однако запланированное издание книги «Иммунитет у пчел», которую С.И. Метальников писал вместе с другим эмигрантом из России, К. Тумановым, так и не состоялось. Туманов работал над книгой как стипендиат Рокфеллеровского фонда (США) и, спустя какое-то время, Фонд отказал ему в поддержке, предпочитая финансировать исследования тех русских ученых, кто не возражал против возвращения в СССР. В 1921 г. Метальников показал, что разрушение определенного участка нервной системы у личинки пчелиной моли подавляет иммунный ответ[34]. В 1937 г. он описал «нервный центр иммунитета» у низших животных. Еще в 1926 г. вместе с другим русским эмигрантом, зоологом В.А. Шориным, Сергей Иванович провел знаменитый эксперимент, в котором были получены доказательства индукции гуморального иммунитета в ответ на условный раздражитель без всякого участия антигена. По мнению С.И. Метальникова у высших животных многие иммунные реакции, в том числе синтез антител, имеют условно-рефлекторный характер. Возникновение многих болезней и устойчивость к инфекции (естественный иммунитет) С.И. Метальников связывал с психической и ментальной активностью, а перед самой своей отставкой разработал проект биологической войны. Идеи ученого очень близко примыкают к направлению, стремительно возникшему в иммунологии в начале 80-х годов ХХ века — психонейроиммунологии. Справедливо, что русский ученый признан ее основоположником, хотя многие его современники скептически относились и к результатам его экспериментальных исследований и теоретическим выводам. Биологическая тема «власти» психики над иммунитетом и телом, поднятая С.И. Метальниковым, получила свое дальнейшее развитие в исследованиях Н.К. Рериха по космической природе человечества[35].

В 1930-е годы научная деятельность Метальникова была сконцентрирована на разработке методов биологической борьбы с насекомыми-вредителями сельскохозяйственных культур. В частности, им был разработан метод использования спорогенных микробов для борьбы с мучным червем, поражающим виноградники. Благодаря тесному сотрудничеству ученого с Министерством сельского хозяйства и Сельскохозяйственной академией, он смог проводить свои полевые испытания не только во Франции, но и других странах, таких как Германия, Польша, Венгрия, Сербия, Египет, США (штат Калифорния). В конце 1930-х г. Метальников разработал метод радиационного мутагенеза, ставший позже одним из перспективных направлении в прикладной микробиологии. Перу С.И. Метальникова принадлежит более 400 научных работ и 5 книг (в том числе, «Природоведение. Предметные уроки по естествознанию. Элементарный курс для семьи и школы» (Париж, 1923); «Проблема бессмертия и омоложения в современной биологии» (Берлин, 1924), «Иммунитет как защитная реакция у беспозвоночных животных» // Известия Естественно-научного института им. П.Ф. Лесгафта. 1927. — Т. 13. — № 1. — С.109–138; «Самозащита организма в борьбе с болезнями» // Русский врач в ЧСР. — 1937. — № 10. — С. 271; «Борьба против смерти», 1937; «Роль психических факторов в эволюции», 1940; Contribution a l’etude de l’Immunite chez les invertebres // Ann. Inst. Pasteur. — 1926. — Vol. 40. — P. 787–826; Role des systeme nerveux et des facteurs biologiques et psychiques dans l’Immunite. Paris: Masson, 1934, и др.). Деятельность С.И. Метальникова была высоко оценена Парижской Академией наук, трижды наградившей ученого своей премией.

Еще в конце второй мировой войны С.И. Метальников был помещен в клинику для душевнобольных. Скончался он 17 сентября 1946 г. и был похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем. 6 октября 1946 г. в Париже, в Обществе русских химиков прошло заседание, посвященное памяти ученого.



[1] Метальникова Вера Ивановна (в замужестве — Келлер) имела в Крыму у подножия Медведь-горы («Аю-Даг») имение «Партенит» принадлежащее ее мужу, Владимиру Константиновичу Келлеру.

[2] Метальников Николай Иванович (родился 23.04.

(05.05 по старому стилю) 1870 г. в с. Кротково Сенгилеевского уезда

Симбирской губернии (ныне Сенгилеевского района Ульяновской обл.)

— умер в январе 1939 г., в Париже; похоронен в Медоне) — помещик, агроном, земский деятель,

промышленник; брат-близнец С.И. Метальникова. Окончил во Франции

Агрономический институт. Работал в течение двух лет в Пастеровском институте в Париже.

Здесь же опубликовал свой первый научный труд по микробиологии молока.

Вернувшись в Россию, организовал у себя в имении образцовую молочную ферму.

Работал в Ардатовском земстве. Член I-й Государственной думы от Симбирской

губернии. Переехав в Санкт-Петербург, посвятил свою деятельность

металлургической промышленности. Во время мировой войны возглавлял акционерное

общество «Промет», объединявшее несколько металлургических заводов.

В 1919 г. через Константинополь и Грецию перебрался в Париж. Работал в Пастеровском

Институте в Париже. Входил в состав совета Российского торгово-промышленного и финансового союзов. О нем см.: Российское зарубежье во Франции. 1919–2000. Хроника.

Биографический словарь: В 3 тт. / Под общ. ред. Л. Мнухина, М. Авриль, В. Лосской. —

М.: Наука; Дом-музей М. Цветаевой. Т. 2 (Л–Р), 2010. С. 180; ЦГИА СПб. Ф. 14.

Оп. 15. Д. 135; Государственная Дума первого призыва. Портреты, краткие

биографии и характеристики депутатов. — М.: Возрождение, 1906. — С. 73.

[3] В 1875 г. владельцем Артека стал московский купец И.А. Первушин, основавший здесь торговый дом «Первушин и сыновья». Позднее по соседству появились частные владения Н.А. фон Гартвиса, Метальниковых и фон Фиков. В 1896 г. имение Гартвиса перешло генералу Виннеру. После революции в Артеке расположилась всесоюзная пионерская здравница «Артек».

[4] Фокин С.И. , Телепова М.Н., Шаварда П.А.. Профессор С.И. Метальников и Парижский архив // ВИЕТ. — 2004. — № 3. — С. 110–123.

[5] Фокин С.И. Русские ученые в Неаполе. СПб.: Алетейя, 2006. — С. 195.

[6] Метальников С.И. Памяти А.О. Ковалевского // Природа. — 1926. — № 7–8. — С. 27–30.

[7] Метальников С.И. О выделительных органах некоторых насекомых. — СПб.: тип. имп. акад. наук, 1896.

[8] Лесгафт Петр Францевич (3 октября 1937–11 декабря 1909) — русский анатом, педагог и врач. Окончил Медико-хирургическую академию в Петербурге (1861). Работал там же. В 1868–1871 г. — профессор физиологической анатомии Казанского университета. В 1886–1898 г. преподавал анатомию в Петербургском университете и Рождественских женских курсах. В 1893 г. на частные пожертвования П.Ф. Лесгафтом был организован Естественно-исторический музей, который, спустя год, был переименован в «Санкт-Петербургскую биологическую лабораторию». В 1896 г. при лаборатории были открыты Высшие научные курсы воспитательниц и руководительниц физического образования (в 1905 г. они были преобразованы в Высшую вольную школу; в 1907 г. — закрыты). В 1918 г. Биологическая лаборатория была преобразована в Естественнонаучный институт им. П.Ф. Лесгафта. В дальнейшем, курсы воспитательниц и руководительниц физического образования стали прообразом вузов физического воспитания в нашей стране и других странах. В 1919 г. на базе курсов был открыт Государственный институт физического образования им. П.Ф. Лесгафта.

[9] Лосский Н.О. Воспоминания. Жизнь и философский путь. — Мюнхен: Fink Verlag, 1968. С. 73. См. также переиздание: Лосский Н.О. Воспоминания. Жизнь и философский путь. — М.: Русский путь, 2008.

[10] Волков В.А., Куликова М.В. Российская профессура. XVIII — начало ХХ в. Биологические и медико-биологические науки. Биографический словарь. — СПб.: РХГИ, 2003. — С. 308. См. также ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 27555. Л. 58.

[11] Там же.

[12] Лосский Николай Онуфриевич (родился 06.12.1870 в м. Креславка Двинского уезда Витебской губернии — умер 24.01.1965, в Париже) — выдающийся философ, публицист, мемуарист. Окончил Санкт-Петербургский университет. Доктор философии (1907). В 1916–1921 — профессор философии Петроградского университета. В ноябре 1922 г. был выслан вместе с семьей из Советской России административным (внесудебным) порядком. Жена — Людмила Владимировна (урожденная Стюнина). В декабре 1922 г. из Берлина переехал в Чехословакию. В 1925–1927 г. — профессор философии РНУ, преподавал также на Русском юридическом факультете. Глава Русского философского общества (Прага). В 1927 г. преподавал философию в Богословском институте в Париже, в 1928 г. — в Русском научном институте в Белграде. Летом 1933 г. преподавал в Стэнфордском университете в США, профессор философии в Пражском университете. В апреле 1942 г. переехал из Праги в Братиславу, возглавил кафедру философии Братиславского университета. Летом 1945 г. уехал в Париж. Весной 1946 г. поселился в США (Нью-Хэвен). В 1947–1950 г. — профессор философии Свято-Владимирской духовной семинарии (Нью-Йорк). С 1950 г. жил в Лос-Анджелесе. В марте 1952 г. принял американское гражданство. В 1950-е г. жил у своих сыновей Бориса (1905–2009) и Владимира (1903–1958) — то в США, то во Франции. После скоропостижной кончины сына Владимира (1958) состояние его здоровья резко ухудшилось. С 1960 г. находился на попечении в Русском доме Сен-Женевьев-де-Буа, близ Парижа. Похоронен на кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа.

[13] Сергей Алексеевич Алексеев известен также под псевдонимом — С.А. Аскольдов

[14] Лосский Н.О. Воспоминания // Вопросы философии. — 1991. — № 11–12.

[15] Там же.

[16] Материалы для истории академических учреждений за 1889–1914 гг. — Ч. 1. Петроград, — 1917. — С. 169–176.

[17] Фокин С.И. Русские ученые в Неаполе. — С. 196.

[18] Мечников Илья Ильич (родился 03 (15).05. 1845, в д. Ивановка, ныне Купянский район Харьковской области — умер 02(15).07.1916, в Париже), русский биолог-эволюционист, иммунолог, патолог; автор современной теории происхождения многоклеточных организмов, один из основоположников эволюционной эмбриологии, теории сравнительной патологии воспаления, учения о цитотоксинах, клеточной теории иммунитета, теории старения, современной концепции пробиотиков; родоначальник теоретической иммунологии, микробиологии, антропологии, геронтологии. Член-корреспондент (с 1883) и почетный член (с 1902) Петербургской АН, лауреат Нобелевской премии (1908 г., совместно с П.Эрлихом) и др. В 1864 г. окончил естественное отделение физико-математического факультета Харьковского университета и на личные средства семьи уехал на два года изучать эмбриологию беспозвоночных животных в Германию (о. Гельголанд, Гиссен, Геттинген, Мюнхен) и Италию (Неаполь, о. Иския). В 1865 г., работая в Гиссене, открыл явление перемежающегося размножения у у круглых ресничных червей (нематод), а также явление внутриклеточного пищеварения нематод. Благодаря последнему открытию, получил доказательство генетической связи между червями и простейшими и теоретически обосновал связь Protozoa с первично вымершими и ныне живущими Metazoa. Защитил магистерскую (1867) и докторскую диссертации (1867) в Петербургском университете. Доцент (1867) Новороссийского университета в Одессе, доцент Петербургского университета (1868–1870); профессор Новороссийского университета (1870–1882). С 1873 г. — председатель Одесского общества естествоиспытателей. В 1872–1874 г. организовал антропологические экспедиции в калмыцкие и киргизские степи Астраханской губернии для изучения монгольской расы. Периодически работал вне России: на побережье Средиземного моря (Неаполь, Мессина, Сан-Ремо, Виллафранка), на острове Мадейра, Тенериф и др. Результаты его деятельности в области эмбриологии беспозвоночных животных, наряду с трудами К. Бэра, Р. Ремака, Э. Геккеля, А.О. Ковалевского, составили фундамент сравнительной эмбриологии. Трижды он был удостоен премии им. К.М. Бэра (1867, 1870, 1891) Петербургской АН. В мае 1882 г., в знак протеста против реакционной политики царского правительства и правой профессуры в области просвещения, вышел в отставку. В декабре 1882 г. в Мессине (Италия) открыл явление фагоцитоза, о чем доложил на 7-м Съезде русских естествоиспытателей и врачей в Одессе. Его доклад «О целебных силах организма» стал первым программным изложением теоретических основ иммунологии. В 1883–1884 г. опубликовал две статьи по фагоцитозу в «Трудах Венского зоологического института» и немецком «Биологическом журнале». В 1882–1886 г. проводил исследования по сравнительной эмбриологии, паразитологии, микробиологии. На собственные средства организовал в Одессе домашнюю лабораторию, а в 1886 г. (вместе с Н.Ф. Гамалеем) — первую в России Бактериологическую станцию для борьбы с инфекционными заболеваниями и в 1886-1887 г. был ее заведующим. Случившаяся в его отсутствие «Панкеевская драма» (падеж скота, привитого вакциной), усугубила решение искать работу за границу. В 1888 г. по приглашению Л. Пастера возглавил лабораторию в Пастеровском институте в Париже. К работе в своей лаборатории привлек многих выдающихся коллег по ин-ту: Э. Ру, Ф. Мениля, А. Кальметта, A.M. Безредка, В.А. Хавкина, А. Борреля и др., а также стажеров из России и разных стран мира. На основе открытого им явления фагоцитоза разработал биологическую теорию воспаления (1892), биологическую теорию старения и атрофии (1897), клеточную теорию иммунитета («Невосприимчивости в инфекционных болезнях», 1901) и др. С 1905 г. — заместитель директора Пастеровского института. В своих трудах защитил клеточную теорию иммунитета, отразив многолетние критические нападки на нее; в 1908 г. удостоен (вместе с П. Эрлихом) Нобелевской премии «за работы по теории иммунитета».

[19] Метальников С.И. Токсические сыворотки // Известия СПб. Биологической лаборатории. — 1901. — Т. 4, Вып. 4. — С. 35-43.

[20] Метальников С.И. Нейтрализация токсинов и алкалоидов вытяжками из яичек и их придатков // Русский врач. — 1910. — Т. 9, № 52. — С. 211–215.

[21] Метальников С.И., Кулябко А.А. О кардиотоксической сыворотке (Опыты на изолированном сердце). — СПб.: тип. имп. акад. наук, 1902. — 7 с.

[22] Метальников С.И. Токсические сыворотки // Известия СПб. Биологической лаборатории. — 1901. — Т. 4, вып. 4. — С. 35–43.

[23] По данным историков первые сведения об использовании личинок

« золотой бабочки » в медицинских целях восходят к античным временам Древней Греции, Египта, Месопотамии. Личинке Galleria mellonella пристальное внимание уделял И.И. Мечников, который в конце XIX в. пытался изобрести эффективное противотуберкулезное средство. В результате проведенных исследований им и его учениками С.И. Метальниковым и И.С. Златогоровым был выявлен вырабатываемый личинками фермент церраза, способный разрушать жировосковую субстанцию в оболочке микобактерии. К сожалению, в России работы были прерваны октябрьской революцией и последующими событиями. Они были возобновлены лишь в тридцатых годах. Тогда много сил и энергии изучению экстракта личинок восковой моли отдал С.А. Мухин, излечившийся им от туберкулеза. В 1961 г. С.А. Мухин на основе рецептов народной медицины создал комплексный препарат «Вита», который был способен «заживлять туберкулезные каверны в легких, залечивать свежие рубцы миокарда после перенесенного инфаркта, способствуя их рассасыванию и замещению сократимой тканью».

[24] Зибер-Шумова Надежда Олимпиевна (1856–1916) — врач-химик. Родилась в 1856 г. Слушала лекции на так называемых Владимирских высших курсах в Петербурге. Выйдя замуж за профессора Н.И. Зибера, окончила медицинский факультет в Берне. Там же под руководством физико-химика и бактериолога профессора Ненцкого Марцеллия Вильгельмовича (1847–1901) — профессора физиологической химии в Бернском университете она стала изучать физиологическую химию. В 1891 г. Ненцкий был приглашен в Санкт-Петербург, где принял на себя заведывание физиолого-химическим отделением Института экспериментальной медицины. Должность помощника заведующего химическим отделением заняла Н. О. Зибер-Шумова. В 1895 и 1898 г. она приняла участие в экспедициях, боровшихся с чумой рогатого скота путем прививок (на Кавказе). После смерти Ненцкого (1901) Н.О. Зибер-Шумова 11 лет заведовала химическим отделением ИЭМа, получив права действительного члена института. В 1906 г. совместно с профессором Н.П. Симановским основала в имении «Зорька» Новгородской губернии женскую гимназию в память своей сестры, врача Е.О. Шумовой-Симановской, для детей крестьян, народных учителей и сельских жителей. Зибер-Шумовой было выполнено множество работ по физиологической химии; отчасти в сотрудничестве с профессором Ненцким; они касаются, главным образом, химического состава различных пигментов животных тканей и выделений, красящих веществ крови и их производных, оксидаз и других ферментов, биологии брожения и гниения, химического состава бактерий, токсинов, антитоксинов. Все работы до 1901 г. собраны в изданном Зибер-Шумовой посмертном сборнике трудов М.В. Ненцкого (Marceli Nencki Opera omnia, Брауншвейг, 1904); последующие напечатаны в «Zeitschr. f. physiol. Chemie» и «Русском враче». Под руководством Зибер-Шумовой вышло из института свыше 60 работ.

[25] Фокин С.И. Русские ученые в Неаполе. С. 50.

[26] Метальников С.И. И.И. Мечников (1945–1916) // Русская мысль. — 1916. — № 10. — С. 9–15.

[27] Метальников С.И. Проблема бессмертия и омоложения в современной биологии. — Берлин: Слово, 1924.

[28] Метальников С.И. Рефлекс как творческий акт // Известия Императорской Академии наук. — 1915. — № 1. — С. 46–55.

[29] Тимирязев К.А. Сочинения. В 10 тт. / Под ред. В.Л. Комарова. — М.: Сельхозгиз, 1937–1940. — Т. 9. — С. 328; 443–444.

[30] Там же.

[31] Там же.

[32] Сухарев Ю.Н. Материалы к истории русского научного зарубежья / В 2 кн., кн. 1. — М.: Российский архив, 2002. — С. 314.

[33] Там же. С. 314.

[34] Metalnikoff S. Immunite naturelle et acquise chez les chenilles // Ann. Inst. Pasteur. — 1921. — Vol. 35. — P. 363.

[35] Лавренова О.А., Ульянкина Т.И. Наука будущего: переписка Н.К. Рериха и C.И.. Метальникова // Культура и время. — 2003. — № 2. — C. 76–85.

Читайте статью целиком
в печатной версии журнала
!

Содержание | Следующая статья | Предыдущая статья


Начата подписка на 2016 год!

Обновление на книжной полке: компакт-диск Цитокины и воспаление, 2008 год.

© 2002-2017 Цитокины и Воспаление