Научно-практический журнал
[О компании] Издательство 'Цитокины и воспаление' - Журнал 'Цитокины и Воспаление'

197376, Санкт-Петербург, ул. Акад. Павлова, д. 12,
Институт экспериментальной медицины РАМН
Тел.: (812) 543 52 14, +7 921 984 11 30, +7 921 909 55 49
Факс: (812) 543 52 14
E-mail:
Web: www.cytokines.ru


  


2016 год
1 номер

О Журнале

Текущий год
Архив

Рубрики
Подписка

NEW Книжная полка
NEW Стол заказов

Карта сайта
Правила для авторов

Поиск

Контакты
Наши партнеры:

Русский языкEnglish language
Карта сайта Написать письмо, наши координаты

Содержание | Следующая статья | Предыдущая статья

Журнал 'Цитокины и воспаление', 2012, № 2

Заказать этот номер

Заказать эту статью в PDF

Врачу общей практики

Номер 2'2012

Сравнительное экспериментальное изучение специфической противовоспалительной активности и антипиретических свойств панавира и диклофенака на крысах

А.А. Литвин, Т.С. Калинина, В.И. Сергиенко, С.В. Стовбун

Проведено сравнительное изучение противовоспалительных свойств противовирусного и иммуномодулирующего препарата «Панавир» (0,02; 0,5 мг/кг или 2,5 мг/кг, в/б и/или в/в) и нестероидного противовоспалительного средства диклофенака (6,75 мг/кг, в/м) в условиях экспериментальных моделей экссудативного отека и хронического пролиферативного воспаления и антипирогенных эффектов этих препаратов на модели дрожжевой лихорадки на аутбредных крысах-самцах. Показано, что в условиях экспериментальных моделей противовоспалительные и гипотермические свойства панавира сопоставимы с таковыми у диклофенака. (Цитокины и воспаление. 2012. Т. 11. № 2. С. 123–127.)

Ключевые слова: противовоспалительные и антипирогенные свойства, панавир, крыса, нестероидные противовоспалительные средства.

Воспаление как сложная адаптивная реакция организма на действие вредных агентов экзогенного и/или эндогенного происхождения направлена на уничтожение и устранение деструктивных последствий влияния патогенных факторов [10]. Однако при недостаточной эффективности иммунных реакций или длительном воздействии повреждающих факторов, которые приводят к срыву системных регуляторных механизмов организма в целом, воспалительные реакции приобретают значение патогенетических факторов многих заболеваний, различных по клиническим проявлениям [6, 9, 11, 12, 15]. Как клинический симптом воспалительная реакция, сопровождающаяся болью, экссудативными и/или пролиферативными проявлениями, является одним из основных факторов снижения качества жизни больных с хроническим течением патологического процесса.

Современные противовоспалительные средства представлены двумя основными группами фармакологических средств: стероидными и нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП). Основной механизм действия стероидных препаратов (глюкокортикоидов) заключается в ингибировании фосфолипазы А2, приводящем к прерыванию каскада арахидоновой кислоты на начальных этапах [10]. Механизм действия НПВП, в основном, направлен на угнетение активности фермента циклооксигеназы (ЦОГ), результатом чего является нарушение синтеза простагландинов, тромбоксана, простациклина, лейкотриенов и снижение выброса лизосомальных ферментов в очаге воспаления [5]. Несмотря на выраженную противовоспалительную активность НПВП, они имеют ограничения при клиническом применении в связи с наличием ряда отрицательных свойств в отношении желудочно-кишечного тракта, функции печени и почек, сердечно-сосудистой системы, пролиферации хондроцитов, кроветворения [5].

В связи с вышесказанным весьма актуальным представляется поиск эффективных и безопасных НПВП с минимальной выраженностью типичного для данной лекарственной группы ульцерогенного действия. Противовоспалительные свойства обнаружены у веществ, которые не относят к «традиционным» противовоспалительным лекарственным средствам, в частности, у полисахаридов [8, 13, 14]. В литературе присутствуют экспериментальные данные о способности противовоспалительных полисахаридов растительного происхождения, например, полученных в результате экстракции корней растения Astragalusmembranaceus, активизировать пролиферацию и функциональную активность В-лимфоцитов и макрофагов [13].

В данном аспекте определенный интерес представляет российский противовирусный и иммуномодулирующий препарат «Панавир» с широким спектром антивирусного действия. Активной субстанцией панавираявляется растительный полисахарид, полученный из столонов растения Solanum tuberosum и относящийся к классу высокомолекулярных гексозных гликозидов сложного строения [4]. В эксперименте и при клиническом применении препарата установлена не только его противовирусная активность и способность модулировать индукцию провоспалительных цитокинов, но и эффективность при монотерапии обострений язвенной болезни 12-перстной кишки и желудка [1] и лечении больных с ревматоидным артритом (РА) [2]. Учитывая вышеизложенное, целью настоящей работы явилось экспериментальное изучение специфической противовоспалительной и жаропонижающей активности панавира в сравнении с диклофенаком на крысах.

Материалы и методы

Эксперименты выполнены на 82 аутбредных крысах-самцах массой тела 200–250 г и 40 крысах-самцах линии Вистар массой тела 150–170 г. Животных содержали в стандартных условиях вивария при свободном доступе к корму и воде и естественной смене света и темноты. Опыты проводили в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приложение к приказу МЗ СССР № 755 от 12.08.77). Исследования проводили при комнатной температуре 18–19 ºС.

Изученные вещества: препарат «Панавир» (растительный гексозный гликозид Panavir ®, субстанция, производитель — ООО «Национальная Исследовательская Компания», РФ) и инъекционная форма препарата диклофенак (фирма «Хемофарм концерн А.Д.», Сербия и Черногория) в качестве препарата сравнения.

Оценку специфического противовоспалительного действия веществ проводили согласно методическим рекомендациям к изучению новых НПВП [3]. Были использованы модели экссудативного отека и хронического пролиферативного воспаления у крыс, что позволило оценить интенсивность этих процессов различной этиологии.

При моделировании экссудативного отека крысам четырех опытных групп за 60 минут до введения каррагенана вводили панавир (0,02; 0,5 мг/кг или 2,5 мг/кг, в/в) или диклофенак (6,75 мг/кг, в/м), доза которого при перерасчете для крыс по E.J. Freirech et al. соответствует суточной дозе для человека (75 мг) [7]. Контрольным животным аналогично вводили физиологический раствор. Затем животным опытных и контрольной групп в правую подушечку задней стопы вводили 0,1 мл 1 % раствора каррагенана (Sigma Aldrich), в левую (контрольную) лапу — 0,1 мл физиологического раствора. Далее в течение 4 часов животным контрольной и опытных групп каждый час инженерным микрометром измеряли отек стоп задних конечностей.

Хроническое пролиферативное воспаление вызывали подкожным вживлением двух ватных шариков (cotton pellet) массой 10 мг в межлопаточную область спины. Операцию проводили в асептических условиях под легким эфирным наркозом. Животным 1-й опытной группы в день операции однократно вводили панавир (0,5 мг/кг, в/в). Животным 2-й, 3-й и 4-й групп в течение 7 дней, начиная со дня операции, вводили панавир (0,02; 0,5 мг/кг, в/б) или диклофенак (6,75 мг/кг, в/б). Контрольным животным аналогично вводили физиологический раствор. На 8-е сутки после операции ватные шарики, с образовавшейся вокруг них грануляционной тканью извлекали, взвешивали на электронных весах (OHАUS Europe, Швейцария) и высушивали при температуре 70 ºС в течение суток, после чего вновь взвешивали. Пролиферативную реакцию оценивали по разнице между массой высушенной гранулемы и исходной массой ватного шарика. Экссудативную реакцию оценивали по разнице между массами сырой и высушенной гранулем.

Жаропонижающие свойства панавира оценивали по способности оказывать гипотермический эффект на крысах-самцах на фоне гипертермии, вызванной введением пирогена. В качестве экзогенного пирогена использовали 20 % суспензию пекарских дрожжей (хлебопекарные прессованные дрожжи ТУ-9182-005-003595-2001) в дозе 1 мл на 100 г массы тела при подкожном введении [3]. Панавир (0,02; 2,5 мг/кг, в/б) или диклофенак (6,75 мг/кг, в/м) вводили на пике гипертермии. Контрольным животным вводили в/б эквивалентный объем физиологического раствора. Регистрацию ректальной температуры проводили электрическим термометром ТПЭМ-1 на глубине 2–3 см в прямой кишке в исходном состоянии, через 18 часов после введении пирогена (на пике гипертермии), и в динамике, на фоне воздействия препарата, в течение 240 минут.

Подготовку к работе первичных данных и расчеты проводили в среде пакета статистических программ (PSP) Statistica 6.0 для Windows. Результаты представлены в виде средней арифметической и ее средней ошибки. Достоверность различий оценивали по непараметрическому критерию Вилкоксона — Манна — Уитни.

Результаты и обсуждение

Читайте статью целиком
в печатной версии журнала
!

Содержание | Следующая статья | Предыдущая статья


Начата подписка на 2016 год!

Обновление на книжной полке: компакт-диск Цитокины и воспаление, 2008 год.

© 2002-2017 Цитокины и Воспаление