Научно-практический журнал
[О компании] Издательство 'Цитокины и воспаление' - Журнал 'Цитокины и Воспаление'

197376, Санкт-Петербург, ул. Акад. Павлова, д. 12,
Институт экспериментальной медицины РАМН
Тел.: (812) 543 52 14, +7 921 984 11 30, +7 921 909 55 49
Факс: (812) 543 52 14
E-mail:
Web: www.cytokines.ru


  


2016 год
1 номер

О Журнале

Текущий год
Архив

Рубрики
Подписка

NEW Книжная полка
NEW Стол заказов

Карта сайта
Правила для авторов

Поиск

Контакты
Наши партнеры:

Русский языкEnglish language
Карта сайта Написать письмо, наши координаты

Содержание | Следующая статья | Предыдущая статья

Журнал 'Цитокины и воспаление', 2013, № 3

Заказать этот номер

Заказать эту статью в PDF

Оригинальные статьи

Номер 3'2013

Влияние соединения из группы замещенных 5R1, 6R2-1,3,4-тиадиазин-2-аминов на течение системного воспаления

Сарапульцев П.А., Чупахин О.Н., Сарапульцев А.П., Ранцев М.А., Медведева С.Ю., Сидорова Л.П., Данилова И.Г.

Цель работы заключалась в оценке изучение влияния соединения из группы замещенных 5R1, 6R2-1, 3,4-тиадиазин-2-аминов на течение системного воспаления (СВ) с синдромами SIRS, MODS и CARS. В качестве модели СВ использовали авторскую модификацию экспериментальной модели панкреонекроза. Концентрацию цитокинов определяли через 24 ч после создания модели панкреонекроза. Согласно полученным результатам, введение соединения L-17 значительно уменьшало выраженность синдрома системного воспалительного ответа (SIRS), снижая уровень воспалительных цитокинов. При этом уменьшение уровня IL-10 в 3 раза у экспериментальных животных под действием соединения L-17 повлияло на развитие синдрома компенсаторной антивоспалительной реакции, что подтверждалось отсутствием у животных, получавших лечение, гнойных очагов и перитонита на 5–7 сутки. Таким образом, доказана способность соединения L-17 из группы замещенных 5R1, 6R2-1,3,4-тиадиазин-2-аминов снижать или предотвращать развитие проявлений СВ. (Цитокины и воспаление. 2013. Т. 12. № 3. С. 40–44.)

Ключевые слова: 1,3,4-тиадиазин-2-амины, системное воспаление, интерлейкины, экспериментальный панкреонекроз.

В настоящее время системное воспаление (СВ) понимается как «типовой, мультисиндромный, фазоспецифичный (стадиоспецифичный для хронического варианта) патологический процесс, развивающийся при системном повреждении и характеризующийся тотальной воспалительной реактивностью эндотелиоцитов, плазменных и клеточных факторов крови, соединительной ткани, а на заключительных этапах — и микроциркуляторными расстройствами в жизненно важных органах и тканях» [1]. Актуальность изучения СВ определяется тем, что его развитие значительно утяжеляет течение многих заболеваний и резко повышает риск возникновения фатального исхода, что требует разработки принципиально новых методов лечения СВ [1, 5].

СВ включает в себя, помимо синдрома системного воспалительного ответа (systemic inflammatory response syndrome (SIRS), синдромы полиорганной дисфункции (multiple organ dysfunction syndrome (MODS)), острого респираторного дистресса (acute respiratory distress syndrome (ARDS)) и синдром компенсаторной антивоспалительной реакции (compensatory anti-inflammatory response syndrome (CARS)) [1]. При этом показано, что ключевым звеном для появления всех данных синдромов является синдром SIRS; так, при отсутствии SIRS ARDS возникает в 15 % случаев, MODS — в 19 % случаев, а при наличии SIRS ARDS возникает в 99 % случаев, а MODS — в 97 % [1, 5]. В то же время причины возникновения отдельных синдромов, входящих в состав СВ, ученые продолжают активно изучать [1, 5].

Так, в настоящее время считается, что возникновение SIRS начинается с того, что цитокины (IL-1, IL-6, IL-10 и TNFa), продуцируемые накапливающимися в зоне локального воспаления активированными полиморфноядерными лейкоцитами, моноцитами, тканевыми макрофагами и фибробластами, начинают проникать в системный кровоток и вызывать там развитие системных деструктивных патологических реакций; при этом для развития полноценного SIRS необходимо, чтобы концентрация провоспалительных цитокинов в крови превышала их уровень у здоровых в 5–10 и более раз [1, 9]. В дальнейшем решающую роль играют активированные цитокинами эндотелиоциты 2-го типа и сосудистые макрофаги, а также внутрисосудистые нейтрофилы и системы гемостаза и комплемента [10, 12].

В свою очередь, возникновение MODS обусловлено двумя основными причинами. Первой причиной можно считать активную продукцию макрофагами, стимулированными IL-1, различных интерлейкинов (TNFa, IL-1, IL-4, IL-6, IL-10), хемокина CXCL8, адгезивных молекул L-селектина и E-селектина, межклеточных адгезионных молекул 1-го типа (inter cellular adhesion molecule 1 (ICAM-1))и васкулярно-клеточных адгезионных молекул (vascular cell adhesion molecula 1 (VCAM-1)), которые, в свою очередь, усиливают активацию и миграцию лейкоцитов, вырабатывающих цитотоксические ферменты и реактивные метаболиты кислорода и азота [11]. При этом именно нейтрофильные лейкоциты, через посредство реактивных метаболитов кислорода, повреждают клетки паренхимы печени, что выявляется в 61 % случаев MODS [3]. Второй причиной возникновения MODS является развитие синдрома избыточной иммуносупрессии по типу CARS, в основе которого лежит избыточное выделение IL-10 [5]. При избыточным образовании данного цитокина возникает «иммунный паралич», поскольку IL-10 способен блокировать продукцию IFNγ, предотвращать дифференцировку моноцитов в тканевые макрофаги и дендритные клетки (DC1), которые чрезвычайно важны для осуществления функции представления антигена Т-клеткам, уменьшать киллинг поглощенных макрофагами микроорганизмов и ингибировать Т-зависимую активацию В-клеток [9]. В результате возникает несостоятельность как неспецифического, так и клеточного и гуморального звеньев иммунитета с нарушением противоинфекционной защиты, приводящая, в частности, к повышению проницаемости кишечной стенки и транслокации микрофлоры с последующим формированием сепсиса и инфицированием очагов некроза [11]. Так, согласно результатам клинических исследований, развитие гнойных осложнений при иммунном дефиците за счет транслокации микроорганизмов через кишечную наблюдается у 34–73 % больных [6].

В настоящее время считается, что провоспалительные цитокины (IL-6, IL-8, IL-1b и TNFa) играют важную роль в патогенезе ишемической болезни сердца (ИБС), и при развитии инфаркта миокарда может возникать не только локальная, но и системная воспалительная реакция [4]. Основой развития панкреонекроза считается развитие системной воспалительной реакции, вызываемой запуском цитокинового каскада, а его клиническая симптоматика включает признаки SIRS и MODS с развитием гнойных осложнений (перитонит, абсцессы поджелудочной железы, парапанкреатит) [7]. Учитывая, что в наших предыдущих исследованиях была доказана способность соединений из группы замещенных 5R1, 6R2-1,3,4-тиадиазин-2-аминов вызывать торможение экссудативно-деструктивного типа воспалительной реакции и активацию продуктивного (пролиферативно-клеточного) воспаления при экспериментальном инфаркте миокарда и остром панкреатите, целью настоящего исследования было изучение влияния соединения из группы замещенных 5R1, 6R2-1,3,4-тиадиазин-2-аминов на течение СВ с синдромами SIRS, MODS и CARS [13, 14].

Материалы и методы

Действующий агент. Соединение L-17 из группы замещенных 5R1, 6R2-1,3,4-тиадиазин-2-аминов, синтезированное ФГБУН Институт органического синтеза им. И.Я. Постовского УрО РАН, относится к ряду веществ, обладающих доказанным биологическим действием [2, 13, 14]. Летальная дозировка соединения L-17 (LD50) равна 434 мг/кг веса.

Модель системного воспаления. В качестве модели СВ была взята авторская модификация экспериментальной модели панкреонекроза [13].

Описание эксперимента и характеристика лабораторных животных. Эксперимент проводили на здоровых половозрелых нелинейных белых самках крыс. В опытах использовали животных, прошедших карантинный режим вивария ФГБУН ИИФ УрО РАН, не имевших признаков каких-либо заболеваний. Животных содержали в одинаковых условиях, на обычном пищевом режиме. В контрольную и опытную группы были включены животные одного возраста, полученные из питомника одновременно. Все исследования проводили с соблюдением принципов, изложенных в Конвенции по защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и других целей (г. Страсбург, Франция, 1986), и согласно правилам лабораторной практики РФ (Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 августа 2010 г. № 708н, г. Москва).

Для получения статистически достоверных результатов группы формировали из 20 животных с экспериментально вызванным панкреонекрозом. Основная группа (группа А) состояла из 20 животных со средней массой 243 г, которым после формирования экспериментального панкреонекроза, через 1 ч после окончания операции, внутрибрюшинно вводили соединение L-17 в дозе 40 мг/кг. В последующем животным группы А введение соединения L-17 производили в дозе 40 мг/кг с частотой 1 раз в сутки. В контрольную группу (группа В) были включены 20 животных со средней массой 236 г, которым также была воспроизведена разработанная модель панкреонекроза, с введением физиологического раствора, но никакого медикаментозного воздействия не оказывалось.

Обезболивание животных с выключением сознания производили путем ингаляции воздушно-эфирной смеси масочным способом. Интраоперационной летальности не было в обеих группах. Каждая крыса после операции находилась в отдельном маркированном лотке. В первые сутки животные получали только питье, а со 2-х суток переводились на обычный режим питания. На следующие сутки все крысы были активны, хорошо реагировали на светозвуковые раздражители, нормально питались.

Для анализа периферической крови производили забор крови из хвостовой вены и производили ее исследование с помощью автоматизированного гематологического анализатора «Micros 60» фирмы «ABX Diagnostic», предназначенного для тестирования цельной крови in vitro. Забор крови осуществляли в специально предназначенные пластиковые пробирки, обработанные гепарином в качестве антикоагулянта.

Уровень цитокинов (IL-6, IL-8, IL-10 и TNFa) определяли с помощью иммуноферментного анализа с использованием реагентов фирмы «BioSource». Образцы крови центрифугировали на холодовой центрифуге («Beckman Coulter») при 5000 об./мин и температуре –4 °C в течение 10 мин. Полученную плазму крови хранили при –20 °С до проведения анализа. Концентрацию цитокинов определяли через 24 ч после создания модели панкреонекроза.

Материал, забранный для светооптической микроскопии и последующей морфометрии, фиксировали в нейтральном формалине, микропрепараты из ткани слизистой окрашивали гематоксилином-эозином.

В статистических исследованиях применяли t-критерий Стьюдента, для математической обработки данных при сравнении исследуемых групп использовали компьютерную программу SPSS 13.0 for Windows. Уровень значимости различий был принят равным р<0,05.

Результаты и обсуждение

Читайте статью целиком
в печатной версии журнала
!

Содержание | Следующая статья | Предыдущая статья


Начата подписка на 2016 год!

Обновление на книжной полке: компакт-диск Цитокины и воспаление, 2008 год.

© 2002-2017 Цитокины и Воспаление